Поисковый отряд «Находка» обнаружил место падения советского бомбардировщика Пе-2 и установил судьбу экипажа По словам командира поискового отряда «Находка» Александра Петровича Морзунова, найти место крушения «пешки» помогла цепь случайностей. — В непосредственной близости от поселка местные сборщики металлолома нашли увесистую, но непонятную железную болванку и принесли её домой. Наш товарищ, эксперт-криминалист МО МВД РФ «Демянский» опознал в ней деталь самолёта и позвонил нам. «Болванка» оказалась валом редуктора авиационного двигателя М-105. Вместе со сборщиком металлолома мы выехали на место находки. Среди сосен была характерная для падения двухмоторного самолёта трёхъямочную воронку. Почти сразу нашли в ней авиационные боеприпасы и фрагменты человеческих останков. На вале редуктора был обнаружен номер двигателя самолёта В12-310. По архивным данным самолёт ПЕ-2 №15/03 с двигателем В12-310 и В12 -155 был сбит 10-го сентября 1941 года над поселком истребителями противника. Горящий самолёт покинули раненые пилот, старший лейтенант Николай Тимофеевич Перемыщев и штурман, старший лейтенант Михаил Тихонович Иванов, а стрелок — младший сержант Николай Иванович Рузаков, 1918г.р., уроженец Московской области погиб вместе с боевой машиной. Его останки и нашли поисковики. В те дни в небе над Демянском господствовали немецкие истребители. Александр Морзунов говорит, что экипаж самолета выполнял боевое и почти самоубийственное задание. — Фашистские войска 7 сентября 1941 года, не встретив серьёзного сопротивления в районе Демянска, походными механизированными колоннами двигались по дороге Демянск — Валдай к дороге Москва — Ленинград. Боеспособных частей на пути врага почти не было. Многие дивизии были обескровлены или остались окружённые в глубоком тылу у немцев. Потеряно управление частями 34-й армии. Сняты с должностей и расстреляны командарм Качанов и командующий артиллерией армии Гончаров. Кадровая 26-я Златоустовская стрелковая дивизия, экстренно переброшенная с Дальнего Востока, разгружается на ст. Любница. Времени на развёртывание не хватает. В это время командование авиации принимает решение штурмовать двигающиеся колоны врага силами бомбардировочной авиации: тяжелыми ДБ-3 из Ярославля, Липецка и Москвы, а Пе-2 использовать для штурмовки с малых, до 400 метров, высот. В небе над Демянском было полное господство немецких истребителей. Для бомбардировщиков такие высоты и неприкрытые истребителями дневные полеты были трагичны. Так, во время вылета девяти ДБ-3 из Ярославля 15-го сентября на аэродромы вернулось только 4. Враг был остановлен частями 26-й дивизии, которая понесла огромные потери у д. Лужно. Огромной стала и цена, которую заплатили лётчики за выигранное для пехоты время. Только 260-ый авиационный полк, вооружённый самолётами Пе-2, потерял за период 7- 9 сентября 5 машин с экипажами. 10-го сентября 1941 года был сбит и Пе-2 Перемыщева. Стоит сказать о судьбе спасшихся лётчиков. Штурман, кроме ожогов, был ещё и тяжело ранен, ослеп и не мог ходить. Однако, пилот, сам обожжённый, не бросил своего товарища и вынес его через линию фронта. Оба лётчика, пройдя через госпитали, выжили и после войны вернулись к семьям. За штурмовку 10-го сентября 1941 года оба были награждены высокими правительственными наградами. У сгоревшего же в самолете третьего члена экипажа до настоящего времени не было даже могильной плиты. Поисковики ездили к нему на малую родину. Там проживает много его однофамильцев — дальних родственников, но никто уже не помнит Николая Рузакова. Он слишком рано ушёл служить в Красную Армию и не оставил после себя семьи. Да и награды обошли Героя Великой Отечественной войны стороной.   Текст и фото Л. Третьяковой